г. Москва, Столешников переулок,
дом 11, офис 314, 3 этаж
Схема проезда

оставить заявку на лечение за рубежом

+7 (965) 337 40 66 (с 9.00 до 21.00 пн-вс)+7 (495) 755 70 12 (с 12.00 до 20.00 пн-пт)

Задать вопрос

мы ответим на любой вопрос!
Оставьте свою электронную почту и мы ответим Вам в течение дня.
Услуга бесплатна и не обязывает к заказу.
Ваше имя
Неверный Ввод
E-mail *
Неверный Ввод
обязательно для заполнения
Вопрос*
Неверный Ввод
обязательно для заполнения

8 800 500 14 72 БЕСПЛАТНЫЙ звонок по России 5844444@evroclinic.com Заказать звонок Заказать звонок

мы обязательно перезвоним вам!
Оставьте номер телефона и мы перезвоним Вам в течение 15 минут.
Услуга бесплатна и не обязывает к заказу.
Ваше имя
Неверный Ввод
Телефон *
Неверный Ввод
обязательно для заполнения

Связаться с нами для лечения за рубежом
8 800 500 14 72
Укажите ваше имя
Укажите ваш электронный адрес
Укажите ваш телефон
Заполните это поле
* - поля, обязательные для заполнения

Новости медицины

Избыточное потребление жиров развивает жировой гепатоз и диабет

Контролируйте свой рацион: избыточное потребление жиров может привести к развитию жирового гепатоза и диабета

Человеческий организм – это сложная работа систем и органов, на которую физически человек повлиять не в силах. На процессы, которые происходят внутри нас, действует буквально все: образ жизни, эмоциональное состояние, нервные перенапряжения и, конечно, пища. Последнему фактору уделяется особенное внимание со стороны медиков.

Подробнее...

Доктор Жузеп Мария Рамирес, нейрореабилитации спинного и головного мозга.

Доктор Жузеп Мария Рамирес, нейрореабилитации спинного и головного мозга.

Университетская Клиника нейрореабилитации спинного и головного мозга. Ведущий центр нейрореабилитации в мире . Институт Гуттманна

Интервью с Директором всемирно известного центра нейрореабилитации Институт Гуттманн – Доктором Жузепом Мария Рамиресом. Во многом благодаря его дару университетский госпиталь Гуттманн превратился в один из ведущих центров нейрореабилитации в мире.

История создания самой передовой клиники реабилитации.

Гуттманн был создан как частный некоммерческий фонд, у нас нет акционеров, все деньги тратятся на развитие, при этом мы отвечаем требованиям, которые предъявляются к государственным центрам. Сегодня в Гуттманне есть попечительский и административный советы, но при этом мы частная организация. Мы настояли на своей «свободе»: делать то, что считаем нужным, и так, как считаем нужным. При этом отвечая всем требованиям качества и даже превосходя их. Мы смогли превратиться в референтный центр для всей Испании
и Европы. Мы смогли подписать и поддержать в течение
 всех этих лет контракт с государством, но при этом остаться независимыми! Большая удача для нас и для наших пациентов. Приняв другое решение, мы, скорее всего, превратились бы в специализированное отделение нейрореабилитации какого-то большого госпиталя и не могли бы обеспечить
ни критическую массу случаев, ни исследовательскую
 базу, ни собрать такую выдающуюся команду. При этом мы, безусловно, отвечаем и даже превосходим требования качества, которые предъявляются к государственным центрам и которые аудируются самыми разными комиссиями.

Второй стратегический шаг: 15 лет назад мы создали полностью информатизированную систему контроля, регистрации
и мониторинга всего, что происходит с пациентами и вообще
в госпитале, систему аудита всех индикаторов качества в соответствии с критериями всех значимых международных организаций и соответствия международным аккредитациям. Уже тогда мы были к этому готовы. У нас была собрана потрясающая команда с самым большим опытом в стране в этой специальности. Мы могли организовывать и следовать абсолютно четкой методологии. Давать такие гарантии было одним из самых первых решений, которое я принял, когда возглавил Институт. Это позволило Гуттманну превратиться в университетский госпиталь, стать учреждением с сильнейшей преподавательской и исследовательской базой. Сегодня 80% наших специалистов — это доктора наук, но не только медицинских, но и, например, по физиотерапии или психологии. Мы обеспечиваем непрерывный рост специалистов, чтобы 
они были всегда в курсе самого нового в профессии. Быть способным учиться и учить — это важнейшее слагаемое потенциала медицинского центр

Каждый год у нас оканчивают специализацию или магистратуру в области нейрореабилитации 150 профессионалов из разных стран мира. Мы участвуем в исследовательских проектах международного уровня, получили семь интернациональных патентов. У нас есть очень четкая ориентация на трансляционные исследования, результаты которых находят быстрое применение на практике. И это здорово! Нам удалось привлечь к работе ведущие исследовательские центры, университеты, компании. На постоянной основе мы сотрудничаем с 70 технологическими организациями. Все это дало очень серьезный импульс для развития института. Если раньше мы собирали по всему миру какие-то находки,
то теперь стали не только в состоянии развивать новые методики и технологии, но и превратились в центр, в который приезжают специалисты и делегации с пяти континентов для обучения. Ставка на исследования и преподавание стала вторым важнейшим стратегическим решением.

И третий шаг — социальная направленность нашей деятельности. Мы решили, что будем не только медицинским и исследовательским центром, но и будем бороться за права людей с ограниченными возможностями, за инклюзивное общество, в котором будет достигнуто реальное равенство возможностей. У Гуттманна всегда была особая душа. И мы решили, что это одна из самых ценных вещей,которые у нас есть. Сегодня создан целый ряд социальных программ и кампаний, направленных на предупреждение травм головного и спинного мозга, на просветительскую работу в обществе, на конкретные законодательные меры, поддерживающие людей с ограниченными возможностями.

Расскажите о команде. Как бы Вы охарактеризовали Ваших коллег?

Взаимовыручка, высочайший уровень вовлеченности
и мотивации — характерные черты моих коллег. И еще 
две важные черты: призвание и требовательность к себе. При колоссальной взыскательности к самому себе ты не только стремишься всегда действовать лучшим образом, но и вдохновляешь окружающих. И возникает такой эффект перемноженного энтузиазма. Я очень горжусь тем, что мы не только можем показать миру наши зарегистрированные отличные результаты, но и тем, что абсолютное большинство пациентов говорит о наших специалистах как о сумасшедших людях с невероятной готовностью выкладываться, с человеческой теплотой. И это меняет жизни наших пациентов и их семей. Мы старались создать команду людей, влюбленных в свое дело, воодушевленных одним стремлением. За это они получают потрясающий приз — признание пациентов. Зарплату хорошую тоже получают, так должно быть. Но люди здесь работают не из-за денег: есть места, где можно зарабатывать больше с меньшими усилиями. По госпиталю много лет
 ходит поговорка «Гуттманн либо тебя захватывает, либо тебя преодолевает». Это означает, что каждый, кто сюда приходит, или влюбляется в это место, или не выдерживает. Но, к счастью, чаще люди, которые к нам приходят, остаются «на крючке» навсегда, живут своей работой, а потому каждый день растут как профессионалы и помогают развиваться всей команде. У нас
 не команда звезд, у нас звездная команда.

Специализация клиники

В Гуттманн попадают люди с серьёзнейшими повреждениями центральной нервной системы: как правило, с параличом нижней части тела или всех четырех конечностей. Очень много
пациентов после дорожно-транспортных происшествий: еще десять лет назад вероятность была 2 человека на 100.000 жителей в год, много молодых людей. Сейчас, к счастью, благодаря принятию строжайших мер и штрафов, а также просто потому, что современные машины лучше защищают позвоночник, это число сократилось почти на 70 процентов. Но если говорить о повреждениях спинного мозга, то появилась новая тенденция: стало больше пожилых людей с остеопророзом, которые из-за случайного падения ломают позвоночник. Безусловно в будущем эта тенденция будет только увеличиваться.

Почти половина пациентов Гуттманна – это люди с повреждениями спинного мозга, а вторая половина – после приобретенных черепно- мозговых травм и инсультов, так? 


Да, и в случае черепно-мозговых травм опять же первое место занимают дорожно-транспортные происшествия на машине и особенно мотоцикле. И это ещё более серьёзно, поскольку здесь речь уже не просто об ограничении подвижности, а о когнитивных проблемах: поражаются речь, память, способность понимать, принимать решения... Одним словом ты уже не тот человек, которым был до происшествия. Опять же, число ДТП в последние годы снизилось, но зато к нам поступает много пациентов после инсультов – как ишемических, так и геморрагических.

Жузеп Мария, вы специализируетесь на нейрореабилитации пациентов моложе 65 лет после инсультов. Расскажи поподробнее – почему? Для наших читателей тема точно интересна – Россия занимает первое место в мире по уровню смертности среди мужчин 35-74 лет от инсульта, и встречаются инсульты все чаще у лиц молодого возраста. Бóльшая часть выживающих после инсульта становятся нетрудоспособными. Со всеми трагичными последствиями для человека и его семьи. И значимостью – медицинской, социальной и экономической – для общества...

– Да, мы принимаем прежде всего молодых пациентов после инсультов – наша терапевтическая программа предельно интенсивная, и маловероятно, что человек после 65 сможет выдержать заданный ритм. Это предельно эффективная программа именно для молодых пациентов: после аварий, с врождёнными патологиями, после инсультов, различных опухолей, оперативное лечение которых оставило осложнения, нейродегенеративными заболеваниями...

Для наиболее эффективного лечения имеет значение, чтобы пациент начал курс нейрореабилитации как можно раньше?

– Имеет кардинальное значение!!!Как только пациент стабилизирован,обязанность врачей первого госпиталя – немедленно отправлять пациента в специализированный центр нейрореабилитации. Важны два момента: хотя бы минимальный уровень сознания (для пациента в коме нейрореабилитация в полном смысле слова невозможна), и сердечно-легочная стабильность. Пациент естественно может находиться на искусственной вентиляции легких, но должен быть стабильным...
Вот как только два этих условия имеются – нужно немедленно начинать нейрореабилитацию!

Это связано с пластичностью мозга, так?

– Вот именно. Когда мы говорим о нейроребилитации потерянной функциональности, нужно помнить, что мы говорим о процессе, который мозг начинает сам по себе! Наш мозг пластичен – т.е. во враждебных обстоятель- ствах (повреждение, стресс, какая-то трудность) – мозг старается адаптироваться к этим новым обстоятельствам. И наша задача – использовать эту способность и так «направить» мозг, чтобы его адаптация была направлена на восстановление функциональности! Чем скорее мы начнём этот процесс – тем лучше будет результат. Действительно значительного прогресса после травмы или инсульта можно добиться прежде всего в первые 3-4 месяца, дальше всё намного сложнее. Вот пациент к нам поступил после реанимации, и мы начинаем направлять мозг, чтобы он работал определённым образом... Если ты этого не сделаешь, мозг сам начнет процесс адаптации, но часто при этом выберет самый простой и экономичный для него путь. Ну, например, не двигается у вас одна рука. Для мозга куда легче «забыть» об этой руке и научиться выполнять новые движения другой рукой. И вот когда мозг уже установил новые связи, новые структуры для выполнения действий... и забыл про одну руку – в дальнейшем будет куда сложнее мозг заново «переучивать». Поэтому мы всегда настаиваем: экстренная хирургия, реанимация, а на 7-8 день после происшествия – пациент уже должен быть у нас.

Как обычно реагирует человек на то, что с ним произошло? Когда он и его семья попадают в Гуттманн, что происходит?

Вначале... когда человек понимает, что он потерял, он, конечно, проходит через период «траура». Здесь очень важна работа с ним психолога и всей остальной команды. А также всего окружения – поскольку в Гуттманне он будет постоянно окружён людьми в похожей ситуации, некоторые из которых являют собой настоящий пример для подражания. Ещё сложнее в этот первый период работать с семьёй. Нужно понимать: как правило, семья провела несколько дней рядом с реанимацией – их любимый человек находился между жизнью и смертью. Его спасли, и это огромная радость. Но дальше... Когда семья оказывается в Гуттманне – и люди знают, что мы достигли больших результатов – иногда им кажется, что теперь просто с их близким будет проводиться интенсивная работа, наденут на него роботизированный костюм и научат заново ходить. И вот здесь очень трудная часть нашей работы. Нужно очень чётко объяснить семье, какие перспективы видим мы в этой ситуации, каковы реалии – и зачастую они совсем не совпадают с ожиданиями семьи... Когда речь идёт о повреждении спинного мозга, после проведённого в первые дни анализа мы можем более или менее чётко обозначить реальные перспективы... Когда же речь идёт о головном мозге – то здесь сделать прогноз невозможно, все абсолютно индивидуально, и предсказать, что будет через 3 месяца очень сложно. Эта неопределённость тоже переносится тяжело.

Нам здесь опять помогает то, что семьи и пациенты много общаются между собой. Человек начинает внимательно наблюдать за людьми в ситуации, похожей на его: некоторые из них уже ходят, другие не ходят, одни научились говорить, другие после долгого времени все ещё говорят с трудом. Родственники начинают обмениваться впечатлениями и понимать, чего следует ждать и какая работа впереди... И вот как раз в этот момент происходит обострение «траура» – человек и его родные понимают, чтo он потерял, понимают, что восстановить все это будет очень непросто. Психолог всегда сопровождает как пациента, так и семью. А дальше – дальше начинается интенсивная работа в контролируемой обстановке...

Что делает Гуттманн особым центром, в котором добиваются таких высоких результатов?


Во-первых, это опыт выдающейся команды профессионалов – как врачей, так и медсестёр, физиотерапевтов, логопедов, всех. Всё здесь достаточно просто: поскольку мы являемся центром высочайшей специализации и принимаем огромное количество пациентов с определёнными патологиями, то создаётся эффект высочайшей концентрации случаев или огромной критической массы – концепция чрезвычайной важности для того, чтобы превратиться в экспертный центр. Если наши специалисты в год лечат 4500 пациентов с тяжелейшими неврологическими наруше- ниями, они в конце концов обучаются делать это очень хорошо. В медицине пациенту не нужно, чтобы его оперировал Лауреат Нобелевской премии по Медицине, а хирург, который используя самые передовые методики, оперирует по 10 пациентов в день. Гуттманн – это один из немногих центров в мире с такой высокой концентрацией пациентов с тяжелейшими неврологическими поражениями. И эта критическая масса – основа компетентности и опыта специалистов.

Во-вторых, это особая клиническая модель специализированной реабилитации: персонализированная, интенсивная, интегральная, основанная на принципах доказательной медицины, с применением новейших технологий...

Персонализированная нейрореабилитация... Когда пациент оказывается в Гуттманне
– прежде всего за ним закрепляется его врач- реабилитолог (специализирующийся прежде всего на подобных повреждениях), его медсестра, его физиотерапевт, его психолог, его социальный работник, в случае поражений головного мозга – его логопед. Естественно, в работу с этим пациентом будут включаться десятки других специалистов, но это уже его команда. Которая всегда будет в курсе всех малейших изменений, которая каждое утро будет собираться и обсуждать динамику и задачи, и у которой установятся очень личные и доверительные отношения с пациентом. Вначале определяются конкретные нужды и устанавливаются реабилитационные задачи, для каждого пациента устанавливается индивидуальная программа, которой он будет следовать, как правило, в течение 3-4 месяцев, программа, которую можно будет постоянно корректировать в зависимости от результатов.

Всё будет адаптировано под нужды данного конкретного пациента: если он может двигать только зрачком – то для него будет предоставлен компьютер, на котором можно будет писать, направляя взглядом, если его нужно переобучить глотанию, то ему будет установлен нейрофидбэк. У нас здесь есть все медицинские специальности, никого не удивляет, если у тебя полиомиелит с вывихом бедра и при этом тебя нужно посадить в гинекологическое кресло. Мы стараемся всё адаптировать для каждого пациента, предоставить ему максимальный комфорт. Все мелочи в госпитале продуманы для этого... Это всё очень важно – люди в этой ситуации находятся в очень уязвимом положении и эта адаптация госпиталя под нужды конкретного пациента даёт ему ощущение уверенности...

Когда ты говоришь «интенсивная» нейрореабилитация, что ты имеешь в виду? Я имею ввиду, что с пациентом с 9 утра и до 5 вечера с перерывом на обед постоянно проводятся занятия – специализированные и установленные именно для него: физиотерапия, когнитивная реабилитация, интеллектуальные робототехнические системы, виртуальная реальность, стимуляция мозга с помощью компьютерной нейронавигации, у каждого пациента своя разносторонняя программа. Это настоящий рабочий день... Но именно при таком ритме достигается максимальная эффективность. И даже вне этого расписания своего рода «занятия» не прекращаются... Потому что утром, когда пациент встаёт, медсестра ему скажет: «ну-ка давай-ка ты попробуешь сегодня одеться сам...», не получается – она поможет и подскажет, как это лучше сделать самому, а завтра постарается, чтобы он это сделал чуть лучше... Или опять же важнейшая характеристика Гуттманна – здесь рядом, и как правило, в одном зале находятся люди в подобной ситуации, они поддерживают друг друга, советуют и вдохновляют... Поэтому когда в 6 часов вечера новый пациент въезжает на инвалидном кресле в кафетерий и неловко пытается подхватить чашку с кофе, другой более опытный пациент ему подскажет: дружище, попробуй сделать вот так, так куда проще!!! Так что это 3 месяца интенсивнейших занятий с утра до ночи!

Я знаю, что все до одного пациента очень высоко ценят именно эту возможность подружиться с другими людьми в похожей ситуации и увидеть, как другие люди преодолели сходные проблемы...
– Вот именно: часто мы не в состоянии разрешить проблему, психологический настрой... Но здесь в госпитале часто происходит, что сам пациент и его семья, глядя на других пациентов и другие семьи, осознают, как лучше подойти к этой проблеме, к жизненной ситуации. И благодаря примерам других людей учатся воспринимать свою ситуацию иначе и жить по-другому, в других обстоятельствах, но жить полной жизнью.

Институт Гуттманна – университетский госпиталь, в котором обучаются специалисты со всего мира, в котором проводится огромное количество исследований, разрабатываются инновационные методики – в том числе запатентованные на международном уровне. Работаете вы только по протоколам, отслеживаете и регистрируете все данные динамики. Насколько я знаю, именно в нейрореабилитации непросто основываться на принципах доказательной медицины – по той хотя бы причине, что очень мало показателей, позволяющих сравнивать данные по гомогенным группам...

– Тем не менее современная терапия должна быть всегда основана только на принципах доказательной медицины. Например, когда пациент чуть-чуть уже может ходить – он у нас попадает в зал кинематического анализа походки с платформой равновесия и динамической электромиографией для диагностики функциональных нарушений, объективной оценки динамики и составления личной программы. Дальше каждую неделю все результаты регистрируются в объективных цифрах, графиках и отслеживается динамика. Только так можно быть уверенными в том, что то, что делается – действительно то, что должно делаться. Вообще регистрация, контроль, аудит и сравнение данных с лучшими центрами – важнейшие инструменты работы... Поэтому мы регистрируем все данные динамики процесса выздоровления пациентов, в каждом случае оценивая результаты по международным шкалам, что позволяет сравнивать эти результаты с другими известными госпиталями во всем мире.

Я знаю, что как раз эта практика позволяет говорить о высочайшем уровне терапевтической эффективности: в госпитале официально зарегистрирована цифра 95% успеха в разрешении поставленных реабилитационных задач, определенных лечащими врачами при поступлении пациентов в госпиталь... Скажи, кстати, есть какие-то важные успехи в последние годы в нейрореабилитации?


– Очень много нового: много новых отличных медикаментов появилось, магнитно-резонансные навигаторы, интеллектуальные робототехнические системы с обратной связью, системы электростимуляции, иногда в сочетании с виртуальной реальностью, теленейрореабилитация, много других методик. Но самое главное – это не закупить все эти технологии, а правильно и эффективно их применять... И здесь мы опять возвращаемся к теме опыта и компетентности профессионалов.

И сейчас мне хочется сказать о третьей отличительной характеристике Гуттманна. Я уже много говорил об опыте специалистов, об их профессионализме... Но важно еще одно – в таком месте должны работать люди по призванию... И у нас собрана такая команда из более чем 400 человек. С высочайшим уровнем человеческих качеств и любовью к своей работе... Когда сюда попадают специалисты – а нужно понимать, что при всех наших успехах концентрация человеческих страданий на квадратный метр здесь высочайшая – человек либо очень быстро понимает, что он здесь не может, либо прямо наоборот – врастает и всего себя отдаёт этой работе. Через несколько месяцев в Гуттманне мы уже точно знаем, останется этот профессионал с нами навсегда или нет. И когда человек делает свою работу с радостью и любовью, когда он устанавливает личные близкие отношения с теми людьми, о которых он заботится, то это вообще сильно меняет всю картину...

В результате новой ситуации у человека и его семьи меняется вся жизнь... Cлоган клиники «Помогая начать новую жизнь»... И знаю, что это не просто слова...

Мы стараемся заботится обо всех сферах жизни пациента, которые были затронуты в результате болезни и стараемся сделать так, чтобы во всех сферах он смог достичь максимальной самостоятельности!!!! Наших пациентов нужно заново научить сидеть или ходить, если это возможно, но главное – заново жить и жить с высоким уровнем автономии и радостью: заново ухаживать за собой, заново водить машину, работать на компьютере, нужно помочь в социальной адаптации, с проблемами сексуальной сферы, нужно очень много работать с семьями!!! Мы все это стараемся охватить.

Когда любой человек приходит в Гуттманн как посетитель, то не может оценить результаты лечения пациентов, но видиn, что это госпиталь, в котором люди, оказавшиеся на инвалидном кресле, учатся, как в новой ситуации самостоятельно мыться, одеваться и водить машину, ходить в магазин за покупками и готовить... Здесь за ними раз в неделю приезжает автобус, и они вместе с инструктором едут в супермаркет, потому что нужно научиться в новом положении бывать в обществе, делать иначе то, что раньше было так просто делать. Обучаются пользоваться компьютером (в том числе полностью адаптированным к их патологии – например компьютером, которым можно управлять движением зрачка или компьютером, который управляется только адаптированным джойстиком), играют в баскетбол, стреляют из лука, учатся дайвингу в бассейне госпиталя и выезжают потом с инструкторами на Коста-Браву для настоящего погружения в море, ездят из госпиталя кататься на горных лыжах, которые также адаптируют для каждого случая...

– Да, у госпиталя есть слоган «Помогая начать новую жизнь»: всё-таки наше призвание не просто добиться наилучших результатов фунциональности, но сделать так, чтобы люди научились в новой ситуации снова жить достойно самостоятельной, полной жизнью, со своими трудностями и ограничениями, но также со своими радостями: радостью от самореализации, товарищества, сексуальной жизни, спорта...

Когда приходит момент выписки из Гутмманна – как люди реагируют на это?
 Иногда это бывает второй период «траура», людям психологически комфортно здесь, и им трудно иногда выйти «в мир». Как раз поэтому мы и стараемся, чтобы ещё во время госпитализации наши пациенты выезжали в город, уходили на выходные домой или в отель, если у них есть такая возможность, проводим работу по социальной адаптации и программу для занятий адаптивным спортом, а после выписки предоставляем возможность продолжения программы – либо амбулаторной, либо теленейрореабилитации – через компьютер. Но вообще даже не только каталонские, но и наши иностранные пациенты к нам часто возвращаются просто чтобы навестить или вдохновить новых пациентов. И вот самый красивый момент бывает тогда, когда ты встречаешь своего пациента, и он тебе начинает рассказывать о своих проблемах – на работе или с детьми, которые проходят через период «подросткового бунта»... И уже это его проблемы, а не то, что он не может передвигаться таким же образом, как большинство других людей... Когда у пациента инвалидное кресло только под попой, но уже не в голове... тогда реабилитация закончилась!

Связаться с нами для лечения за рубежом

Связаться с нами для лечения за рубежом
Мы свяжемся с вами для уточнения всех необходимых деталей.
Ваше имя
Укажите ваше имя
Телефон *
Укажите ваш телефон
обязательно для заполнения
E-mail *
Неверный Ввод
обязательно для заполнения
Комментарий

Отзывы наших пациентов:
Аверьянова Виктория Павловна, пациентка, г.Пермь Более 10лет страдала мучительной кожной болезнью. Сделала все возможные «провокации» и миллион раз сдавала все виды анализов. Читать полностью >>
Алексей Веденский, 32года, г.Краснодар Хотелось бы сказать слова благодарности за организацию лечения в университетской клинике Франкфурта. Спасибо за добросовестность и учет всех Читать полностью >>
Алина Дмитриевна, мама пациента, г.Калининград Выражаю огромную признательность всему персоналу клиники эпилептологии в Мюнхене и лично профессору Хольтхаузену. Читать полностью >>
 
Нам доверяют

Нам доверяют организацию своего обследования и лечения в зарубежных клиниках топ-менеджеры крупных государственных и коммерческих организаций. Мы особенно гордимся постоянным сотрудничеством со следующими организациями:

Наверх На главную